Александр Горбачев рассказал о поиске пропавших без вести солдат из Раменского района

18f8ffd9da96aa139fafa0958e4ac790 Новости Раменское

День Неизвестного Солдата отметили в России 3 декабря. В этот день наша страна почтила память погибших в годы Великой Отечественной войны. К сожалению, множество бойцов Красной армии, сражаясь за наше будущее, пополняли небесный батальон, оставаясь безымянными. Похороненные в братских могилах лежат чьи-то мужья, отцы, деды. Благодаря таким людям, как наш земляк Александр Васильевич Горбачев, их родные находят места, к которым однажды несут цветы. И это не всегда случается именно 9 мая.

Спасибо деду!

Отец Александра Васильевича Горбачева очень переживал, что ничего не знал о судьбе своего отца, который, как и многие другие ушел на фронт в годы Великой Отечественной войны. Эта рана постоянно ныла, не давала покоя. Когда появились сайты Министерства обороны — Обобщенный электронный банк данных (ОБД) «Мемориал» и в последствие «Подвиг народа», Александр Горбачев в сети обнаружил информацию о том, что с их помощью можно попытаться установить судьбу красноармейца, и решительно начал этим заниматься. Внимательно изучив возможности и методики, которые предлагали сайты, он начал искать дедушку. Напрямую по имени и фамилии найти не получалось. Тогда Александр Васильевич попробовал в строке поиска написать начало фамилии «Горб». Появилось множество вариантов с указанным корнем и разными окончаниями. Так и нашелся солдат Горбанов Фома Кондратович, который погиб в Белоруссии. Когда внук начал исследовать документы, представленные на сайте, совпало все: военкомат призыва, имя и отчества жены, деревня, где жил фронтовик. Вероятнее всего писарь допустил ошибку в фамилии и дедушка Александра Васильевича Горбачева стал пропавшим без вести. «Я видел, как отец реагировал на это. Когда я нашел фронтовую карту того времени, полка, где воевал мой дед, отец долго и молча смотрел на нее. На эту карту наносилось все необходимое, как раз тогда, когда мой дед проживал свои последние часы», — с грустью вспоминает полковник запаса Горбачев. Примечательно, что и тут он нашел связь солдата, погибшего в Белоруссии с Раменской землей. Его дедушка воевал в 38-й гвардейской стрелковой дивизии, которая была сформирована на базе 4-го воздушно-десантного корпуса, бывшего в свое время в Раменском.

Масштаб ошеломляет

После этого Александр Васильевич решил — раз он нашел своего солдата, наверное, сможет помочь еще кому-то. Горбачев обратился к военному комиссару, а тот дал ему два тома Книг памяти Московской области. Полтора тома составлял Раменский, в то время, район. На одной странице в среднем находятся сведения про 25 человек, из них 10-12 — пропавшие без вести. При этом нужно учитывать, что в Книге памяти учтены не все бойцы, невернувшиеся с войны. Можно только представить, какое число неизвестных солдат только в России — если столько в Раменском, маленькой ее капельке!

Как солдаты становились неизвестными

Если солдат не вернулся из боя, то должно быть либо его тело, либо люди, которые бы подтвердили, что видели, как он погиб. Тогда человека признавали выбывшим. Если нет тела и свидетелей гибели, солдат признавался пропавшим без вести. Особенно много таких было в начале войны. Александр Васильевич приводит пример. Он основывается на документах, которые находятся в публичном доступе на сайтах Министерства обороны. Читаем в одном из актов: «За время военных действий с 22 июня 1941 г. по 14 июня 1942 г. дивизионным пунктом погребения похоронено 502 трупа погибших в боях военнослужащих, личности которых из-за отсутствия каких-либо документов не установлены. Бойцы погребены в братских могилах». И это всего лишь один акт, составленный одной похоронной командой!»

Почему столько пропавших без вести?

В Красной армии в начале войны у бойцов был смертный медальон, в который закладывалась полоска бумаги, где в двух экземплярах солдат писал сведения о себе: ФИО, каким военкоматом призван, имена родственников и так далее. Если боец погибал, похоронная команда должна была найти этот медальон. Как правило, он находился в небольшом кармане на поясе, который назывался пистон. «В 1942 г., — рассказывает Александр Васильевич, — медальоны отменили, ввели красноармейские книжки. В 1943 г. появилась новая форма. На солдатских гимнастерках, в отличие от офицерских, карманы не предусматривались. Солдату просто негде было хранить свою книжку». Александр Горбачев отмечает, что читал воспоминания фронтовика, который говорил, что когда они с товарищами шли в атаку, красноармейская книжка оставалась в их вещмешках в окопе. Кто-то погиб, кто-то выжил. Но в окопы бойцы уже не возвращались. Тело, оставшееся на поле боя, находила похоронная команда, которая шла следом. Это могло произойти и через день, и через два. Команда могла быть из другой дивизии. И когда они находили погибших красноармейцев, документов при них зачастую не было.

В одном из актов указаны данные команды погребения, где отмечено, что «после подбора трупов на участках оказалось, что у 72 человек не было никаких документов, которые могли бы подтвердить их личность, поэтому людей похоронили как неопознанных». И сколько таких случаев — не сосчитать! А еще писарь штаба мог погибнуть, и списки личного состава могли быть уничтожены вместе с ним. Так солдаты становились безымянными.

Как из медальона добывали информацию?

Представьте себе позднюю осень или начало зимы. Идет мокрый снег, дует пронизывающий до костей ветер, под ногами слякоть. Красноармеец похоронной команды находит тело бойца. Он должен его обшарить, чтобы найти смертный медальон. Трехпалые рукавицы давно уже промокли, руки околели. Еле послушными пальцами фронтовик откручивает туго затянутый колпачок, вытаскивает оттуда плотно свернутую полоску бумаги, разворачивает, отрывает часть листка с информацией и складывает его в карман или противогазную сумку. Вторую половинку листка также сворачивает и кладет обратно в медальон, это по правилам. У фашистов все иначе. Часть жетона, который они носили на шее, отламывается и вешается на проволоку. Чувствуйте разницу в самой процедуре? Была ли возможность у солдата похоронной бригады все тела погибших бойцов обследовать так, как положено?

Данных нет

На вопрос, приходилось ли когда-нибудь считать количество людей, судьбу которых Александр Васильевич установил, он отвечает улыбкой. Последние года полтора-два, когда он стал заниматься двухтомником, перестал составлять список, который вел несколько лет. В нем числилось более 600 человек, которых он нашел по собственной инициативе, не зная, живут ли родственники в Раменском округе или нет и около 200 солдат по обращениям близких, которые просили найти своего бойца. Александр Васильевич признается, что поиск не всегда увенчивается успехом. И снова пример из акта проверки одной дивизии. «Полк имел за все время боев потерь 6245 человек, в том числе безвозвратных — 2019. Послано же списков в Центральное бюро потерь на 1727, а на 292 человек списки и извещения не посланы, так как не установлены фамилии». Или вот еще: «Во втором батальоне 30 ноября был убит писарь младший сержант Сайрулин. Все документы пропали. Через некоторое время их нашли подмоченными, в них ничего разобрать было нельзя». И таких фактов можно привести великое множество.

Эксперт

Есть такой сайт «Форум поисковых движений». Александр Горбачев на нем считается экспертом. К нему обращаются за помощью разные поисковики. И он тоже периодически ищет какую-либо информацию у «коллег по цеху». На этом сайте Александр Васильевич познакомился с женщиной, выходцем из России, которая участвует в обществе музейных комплексов концентрационных лагерей Берген-Бельзен (Bergen-Belsen) и Эрбке (Oerbke). Это большие мемориальные комплексы, в которых германские школьники в течение года выясняют данные о погибших там советских военнопленных, изготавливают глиняные таблички и собственноручно пишут на них фамилии и имена русских солдат. Александр Горбачев рассказывает, что у немецкой молодежи это называется «Дорога памяти». Ребята следуют от вокзала тем маршрутом, которым фашисты гнали пленных до лагеря. И там, на специальных столбиках, сделанных под эти таблички, их крепят. Немецким активистам с помощью Александра Васильевича была передана информация о 14 раменцах, погибших в этих лагерях. «Было бы идеально, если бы наши волонтеры или молодежь связались с немцами, — говорит Александр Горбачев, — и раменские юноши и девушки смогли узнать размеры и здесь изготовить эти таблички. Например, сделали бы их гжельскими!». «В Германии чтят память погибших в этих лагерях советских солдат», — заявляет Александр Васильевич. На форуме поисковых движений есть русские немцы, которые охотно помогают в поисках, даже готовы прислать видео с места захоронения, благо сейчас техника позволяет это сделать в считанные секунды.

Ольга НЕАПОЛИТАНСКАЯ, Родник

Фото из личного архива Александра Горбачева






Комментарии для новости “Александр Горбачев рассказал о поиске пропавших без вести солдат из Раменского района

  1. Мой дедушка Скорлятников Иван Дмитриевич тоже воевал в 38 сд. Погиб 8 декабря 1942 г Старая Дубовка. Много нашла материала и сведений о дедушке и многие помогли отыскать информацию. Имею связь с поисковым отрядом, который нашёл солдат из 38 сд погибших 8 декабря.

Добавить комментарий

Ваше мнение важно для жителей Раменского!